Бундесвер — инструмент внешнеполитической воздействия? Оборонная дипломатия Германии.

Германия является одной из немногих стран западного мира, где идеи оборонной дипломатии до сих не получили должного развития.

В данный момент на немецких ресурсах можно встретить разнообразные дефиниции, обозначающие оборонную дипломатию, например: военная дипломатия (militärische Diplomatie), дипломатия в сфере обороны, но также встречается и классическое обозначение, которое уже устоялось в английском и французском подходах «оборонная дипломатия» (Verteidigungsdiplomatie). Это говорит о том, что идея оборонной дипломатии в Федеративной Республике проходит этап зарождения и осмысления.

 Несмотря на то, идея оборонной дипломатии проходит только этап зарождения и осмысления, это не значит, что идеи оборонной дипломатии в Германии не используются.

Как и в любой другой стране, деятельность существовала задолго до официальной дефинизации термина «оборонная дипломатия», и если раньше вся деятельность сводилась к наблюдению, сбору информации о военном развитии соседнего государства, а также поддержанию близких отношений с военной элитой иностранного государства, то в конце 80-х годов произошел мирополитический сдвиг, вызванной падением «железного занавеса», объединением Германии, окончанием Холодной войны, простимулировавщий военную дипломатию ФРГ начать трансформироваться в нечто, что в Великобритании и Франции сейчас принять обозначать «оборонной дипломатией».

После Второй мировой войны немецкий подход к международным отношениям включал в себя следующие элементы: дипломатия, сотрудничество, содействие развитию культурно-образовательных  программ. Это было связано с тем, что Германия имела острое нежелание использоваться военную силу, и отказывалась использовать Министерство обороны в качестве инструмента для разрешения кризисов и распространения своих лидерских амбиций, предпочитая решать такие задачи путем финансирования языковых, культурных программ и программ развития институтов гражданского общества. 

Сегодня Германия осуществляет свою внешнюю политику и политику безопасности через призму взаимодействия со своими партнерами и союзниками в Европейской системе коллективной безопасности и трансатлантическом альянсе.

Начиная с 70-х г. основным направлением внешнеполитической деятельности бундесвера являлись визиты военных кораблей в иностранные государства, целью которых было показать Германию в наилучшем свете, представляя научные, технические достижения вооруженных сил и кораблестроения. А также участие в иностранных программах научно-технического и культурного развития. Часто такие программы пересекались с публичной дипломатией, с программами культурного, языкового развития. Эти мероприятия были направлены на реализацию следующих задач:

  • установление деловых отношений между Германией и иностранными партнерами в сфере обороны;
  • улучшение отношений с уже состоявшимися партнерами;
  • поддержку программ культурного и техенического развития, научно-технический обмен;
  • обеспечение лучшего понимания политики ФРГ

В данный момент можно наблюдать тенденцию, что идея оборонной дипломатии в Германии используется с целью создания отношений с новыми партнерами и поддержания эффективных деловых отношений со старыми партнерами, а также с вчерашними оппонентами. Об этом, например, говорит одна из задач поставленная перед Бундесвером после 2011 г.: «Партнерство и сотрудничество в рамках многонациональной интеграции и глобальной безопасности как взаимодействие в области современной оборонной дипломатии».

Оборонная дипломатия стала одной из ключевых программ, задействованных в демократических обществах и Германия в этом плане не исключение, ведь вся оборонная политика Федеративной республики сводится к тотальному прекращению насилия с традиционно строжайшим табу на использование инструмента вооруженных сил.

Что же такое «оборонная дипломатия» для Германии? Ответить на этот вопрос можно посмотрев на Бундесвер в качестве инструмента внешнеполитической деятельности. С начала 90-х годов в немецком обществе велись активные дискуссии по поводу приемлемости участия солдат бундесвера зарубежом, что неудивительно, все помнят про категоричное табу на использование вооруженных сил в качестве физической силы. Также возникло непонимание общества, многие гражданские институты задавались вопросами – «Для чего нужен Бундесвер?», «Что должен делать Бундесвер, чтобы обеспечивать национальную безопасность?», «Должно ли Министерство обороны уметь осуществлять международные силовые операции?», а главное «Зачем?».

Постановление 1994 г. Федерального конституционного суда немного прояснило ситуацию, участие Германии в международных миссиях было признано возможным при условии, что участие вооруженных сил будет одобрено парламентом. Но это не остановило дискуссии в обществе на тему использования солдат зарубежном, а наоборот еще больше подогрело тему. Точкой невозврата в международной политике безопасности Бундесвера стал конфликт в Косово. И здесь было все просто и логично: в связи с ухудшающейся гуманитарной ситуацией в 1999 г. на Балканах, Правительство Германии приняло решение участвовать в воздушно-десантной операции совместно с союзниками по НАТО против Югославии. И это стало первым примером использования Бундесдесвера в качестве внешнеполитического инструмента Германии. Решение об использовании военного ведомства в качестве такого инструмента в корне изменило восприятие военного института в немецком обществе, произошло переосмысление немецкой политики безопасности и внешнеполитических задач как самой Германии, так и Бундесвера в частности.

На сегодняшний день, развертывание немецких солдат в миссиях по обеспечению безопасности стало неотъемлемой частью международного обязательства Федеративной Республики. С 1993 года было отправлено более 200.000 солдат бундесвера за границу. Таким образом, Бундесвер сегодня  является одним из основных вкладчиков в международных миротворческих миссиях. Тем не менее, «новая миссия» Бундесвера во внешнеполитическом контексте еще долгое время была четко не обозначена. Это особенно заметно, если обратить внимание  на направленность миссий и диапазон их задач, в которых встречалось буквально все: от обеспечения мер  национальной обороны вплоть до ведения реальных боевых действий заграницей и стабилизирующих миссий (операции по поддержанию мира), а также осуществление операций с военно-гражданским взаимодействием, таких как воссоздание инфраструктуры, разрушенной в результате войн, например.

Совершенно очевидно, что международные операции бундесвера стали чуть ли не главной задачей военных и приобрели решающее значение для ее структуры.  В течение нескольких лет Бундесвер превратился из абсолютно военной организации, обеспечивающей национальную безопасность исключительно внутри государства в  многоцелевой (в т.ч. внешнеполитический) инструмент обеспечения немецкой политики безопасности как внутри Германии, так и зарубежом.  А поскольку в Германии начиная со второй половины 50-х годов сильны пацифистские убеждения, для военно-политического руководства стали более актуальны идеи невоенного влияния на политику, экономику, вооруженные силы своих оппонентов и партнеров. Таковой, например, являются идеи оборонной дипломатии, которые в Германии активно применяются, несмотря на то, что концептуально это почти никаким образом не отражено, но эти идеи имеют свои национальные особенности.

Говоря об оборонной дипломатии Германии, здесь можно выделить два подхода, которые использует страна:

  1. кластерный подход, сотрудничество оборонных ведомств, которое осуществляется внутри уже существующего альянса, используя общие принципы безопасности, которые уже давно закреплены всеми демократическими странами Европейского союза и Организацией североатлантического договора;
  2. двустороннее и многостороннее военное сотрудничество между военными ведомствами вне военно-политических альянсов.

Стоит отметить, что идеи оборонной дипломатии Германия используют больше с практичной точки зрения. В отличие от Великобритании и Франции, в Германии до сих пор нет концепции оборонной дипломатии, поэтому большинство действий предпринимаемых Германией в сфере обороны, направленных на поддержания мер доверия, улучшения сотрудничества между Бундесвером с иностранными военными ведомствами носят больше практический характер, как правило, это отлаженные годами мероприятия, которые не обозначались никаким научным термином. Связанно это в первую очередь с тем, что в Германии традиционно практическая деятельность опережает теоретическую. И это главное отличие немецкого подхода к оборонной дипломатии от английского.

Здесь же стоит отметить, что словосочетание «Оборонная дипломатия» (Verteidigungsdiplomatie) в программных документах встречается всего 2 раза. 

Впервые термин «Verteidigungsdiplomatie»  (Оборонная дипломатия) был упомянут Германией 18 мая 2011 года в «Миссии и Задачи Бундесвера» (Der Auftrag und die Aufgaben für die Bundeswehr) и в программном документе «Руководящие принципы по обороне» (Verteidigungspolitische Richtlinien). Это первое и единственное упоминание Оборонной дипломатии как идеи в официальных документах. Хочется напомнить, что «Руководящие принципы» — это важный концептуальный документ для германской оборонной политики, раскрывающий основные принципы, цели, задачи и область применения вооруженных сил. Упоминание оборонной дипломатии в таком документе говорит о важности ее, как идеи для военного ведомства. Время упоминания термина «оборонной дипломатии» в программных документах также не случайно, 2011 год – это время начала перестройки немецкого военного ведомства, Бундесвер согласно планам реформирования военно-политического руководства страны, должен был стать дешевле, эффективнее, быть готовым отвечать на новые международные вызовы, угрозы и быть наконец одним из инструментов внешнеполитической деятельности Германии. Президент Германии Йоахим Гаук описывал новые функции Бундесвера следующими словами: «Они охраняют и защищают все самое важное для нас и за пределами нашей страны: свободу и безопасность, человеческое достоинство и право каждого на неприкосновенность. Они действуют по поручению свободной демократии».

Поэтому можно смело сказать, что упоминание идеи оборонной дипломатии в обновленной военной доктрине Германии не случайно, а вполне осознанное и подстать новым функциям и задачам Бундесвера. Об этом говорит и контекст в котором были упомянуты идеи оборонной дипломатии, в Руководящих принципах это: «Продолжающаяся реализация и расширение политики партнерства НАТО, которая в сотрудничестве с миссией международных сил содействия безопасности (ISAF) совершенно очевидно позволяет альянсу иметь уникальное разделение труда и сотрудничество в сфере безопасности со странами, которые разделяют цели альянса. Это требует от немецкой оборонной дипломатии выбирать новые пути сотрудничества и диалога». Также контекст, в котором был упомянут термин «оборонная дипломатия» позволяет нам сделать вывод, что для Германии важно иметь отношения по линии военных ведомств не только со странами, которые находятся с ней в одном военно-политическом альянсе, являясь географическими соседями, но и со странами, которые так же как и Германия разделяют общие демократические принципы и общую философию безопасности, но совместно не состоят в каких-либо альянсах или союзах и соседями на европейском континенте не являются.

В Миссиях и задачах оборонная дипломатия упоминается в следующем контексте: «Партнерство и сотрудничество в рамках многонациональной интеграции и глобальной безопасности как взаимодействие в области современной оборонной дипломатии». Другими словами, раскрывая суть данной цитаты можно сделать вывод, что любые военные (но не силовые!) отношения по линии оборонного ведомства должны осуществляться через призму идеи оборонной дипломатии. И в этом контексте для Германии представляют особый интерес страны, с которыми уже существует некая историческая база для возобновления  контактов с иностранными военными ведомствами.

Также стоит обратить каким образом понимается термин «безопасность» в программных документах Федеративного государства и какой используется подход для практической реализации обеспечения безопасности. Это достаточно важный момент, который поможет нам понять структуру и философию Бундесвера.

Безопасность в Германии в данный момент рассматривается в рамках комплексного подхода, он подразумевает, что безопасность нельзя рассматривать только с одной стороны, например со стороны силы, безопасность рассматривается как некий набор связей между военными и гражданскими институтами. Таким же образом осуществляется межведомственная работа, обеспечить безопасность, развивать сотрудничество возможно только использовав инструменты как военных, так и гражданских сфер, т.е. безопасность является общей задачей для разных ведомств и сфер политики.    Поэтому и идеи оборонной дипломатии невольно используются как министерством иностранных дел, так и военным ведомством. Так, например, один из польских исследователей, Геран Свистек говорит, что оборонная дипломатия имеет множество точек соприкосновения со своей гражданской версией – публичной дипломатией. Оборонная дипломатия, равно как и публичная направлены на формирование положительного образа заграницей и оказания влияния на иностранную аудиторию, публичная дипломатия – страны в целом, а оборонная дипломатия – исключительно военного ведомства.

И при этом в оборонной и публичной дипломатиях используются одинаковые основные инструменты: программы сотрудничества (обмен студентами или офицерами, совместное обучение, общие учебные учреждения), информационно-культурные программы (создание культурных центров или военное информирование о численности вооружения, совместные учения), программы укрепления доверия (совместное празднование значимых для нации событий, визиты дипломатов или визиты военных кораблей в иностранные порты, участие в парадах) и т.д. Здесь стоит отметить, что оборонная дипломатия сейчас может быть сфокусирована не только на военных, но и гражданских служащих, которые имеют некую профессиональную связь с военным ведомством, например, это военные эксперты или аналитики министерства обороны, которые не являются военнослужащими. Это и есть тот самый комплексный подход, который так стремится использовать Германия с 2011 года. Согласно этой философии военные и гражданские сферы пересекаются и имеют, как правило, общую цель. Ярким примером такого пересечения  является программа военно-гражданского сотрудничества (CIMIC, Zivil-militärische Zusammenarbeit). В Германии область военно-гражданского сотрудничества является независимой частью военного ведомства. Этот сектор планирует, организовывает, разрабатывает различные мероприятия  и  программы, координируя возможности государственных, негосударственных и военных субъектов,  направленных осуществление действий по восстановлению  безопасности и жизненно-важной инфраструктуры как в самой Германии, так и в иностранных государствах.

Структура CIMIC состоит из организованных команд, групп, которые включают в себя: гражданских рабочих, инженеров и представителей различных агентств по развитию и планированию, представителей неправительственных организаций, а так же военнослужащих из вооруженных сил. Совместно они выполняют общую миссию по осуществлению восстановления гражданской инфраструктуры пострадавшей от конфликта страны,  обеспечивают безопасность местных жителей. Вместе с миссией восстановления и создания основы для будущей среды безопасности, эти группы генерируют свои усилия на установление связей с местными властями, различными министерствами, органами безопасности и высшим руководством пострадавшей страны.  Но стоит отметить, что подобные группы могут работать и внутри страны, в Германии, в случае наступления острого кризиса или гуманитарной, техногенной катастрофы.

Конечно, одна из главных целей данных групп — это эффективное восстановление безопасной среды для местных жителей, которая достигается минимизированием перенапряжения ресурсов, не стоит забывать, что высококвалифицированные военные специалисты стоят дорого, поэтому почему бы не использовать гражданских специалистов там, где это возможно. Но другая цель, о которую обычно вслух не упоминают — это укрепление положительной репутации  германских военнослужащих и гражданских добровольцев, а вместе с тем и военных ведомств и самой страны. В качестве удачного примера работы таких групп можно назвать Афганистан и Ирак. Опыт работы военно-гражданских групп в Афганистане и Ираке оценивается как наиболее удачный и показательный.

Таким образом, можно сказать, что оборонная дипломатия Германии активно используется и имеет множество точек соприкосновения с немецкой публичной дипломатией, работая совместно с гражданскими институтами, а также оборонная дипломатия направлена на военные ведомства и гражданских специалистов иностранных государств. Это дает нам право говорить об использовании межведомственного подхода при использовании идей оборонной дипломатии в Германии

Что касается направленности оборонной дипломатии Германии, больше всего идеи оборонной дипломатии используются именно с европейскими странами и со странами, которые имеют отношения к европейской философии безопасности. Об этом говорится, например, в руководящих принципах по обороне Германии. Также об этом упоминается про использование европейских боевых групп (EU battle group). Германия говорит, что для того, чтоб способствовать более быстрому кризисному реагированию при использовании европейских боевых групп, военные ведомства стран НАТО и ЕС должны уметь понимать друг друга (т.е. используется инструмент укрепления доверия между партнерами), а чтоб это достичь нужно использовать между собой элементы оборонной дипломатии: сотрудничество, совместное военное обучение, обмен навыками и опытом, обмен научным опытом в сфере обороны и безопасности, в военно-технической сфере, военные должны уметь использовать не только военную технику своей страны, но и технику стран-партнеров, а также другие различные действия, которые способны положительно влиять на оборонные ведомства друг друга. Поэтому мы можем сказать, что оборонная дипломатия Германии имеет скорее региональный характер, чем глобальный. Наибольший интерес в этом плане представляет для Федеративной Республики страны Европейского Союза и входящие в Организацию североатлантического альянса, а также страны, которые имеют общую философию безопасности со странами входящими в эти системы. Но также Германия открыта для стран, которые не входят в какой-либо европейский блок сотрудничества, но это скорее как редкое исключение.

Имиль Мамин.